Stop Me Now

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Stop Me Now » Сюжетные эпизоды » Breakout


Breakout

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Breakout

Предупреждения
Возможны сцены насилия, нецензурные выражения, смерть второстепенных персонажей.


Участники
Christian Blithe
Justin Thornton
NPC


Место
Государственная тюрьма Сан-Квентин.


Время
1 июля 2016 г.

http://storage3.static.itmages.ru/i/16/0707/h_1467862246_2536777_6578290f21.png

Кристиан обещал брату, что вытащит его из тюрьмы, и теперь он намерен выполнить свое обещание. Даже если Джастин и не хочет особенно становиться "опасным преступником в бегах", разве у него есть выбор?

0

2

Тюрьма совсем не подходящее место для такого человека, как Джастин. Он должен находиться за удобным компьютерным столом , у окна крошечной кухни их съемной квартиры с кружкой горячего чая,  на берегу озера в парке «Золотые ворота», в их двуспальной кровати ─ да где угодно, но только не за решеткой камеры-одиночки. Этот светлый, бесконечно добрый парень с самого первого момента знакомства нес в жизнь Кристиана только свет и радость, и было уже наплевать и на условия жизни, и на то время, когда денег катастрофически не хватало даже на пропитание. Крис не имел права втягивать его в это. Он не чувствовал вины перед своими жертвами (прошлыми и будущими), зато при одной только мысли о том, что Джастин пострадал именно по его вине сердце болезненно сжималось.
«Останешься ли ты таким же, как раньше? Что сделает с тобой тюрьма?», ─ каждый день с щемящей нежностью думает Блайт, и от этого даже тяга к убийствам не кажется ему настолько существенной, как раньше. Крис представляет изрядно похудевшего и осунувшегося (Торнтон и раньше был довольно худощавым) в одиночной камере, и уверенность в том, что он сделает все возможное и невозможное для того, чтоб его любимый вышел на свободу, крепла с каждым днем.
Он знал ─ вряд ли смертный приговор вообще будет приведен в исполнение, но одна только мысль о том, что его ни в чем неповинный брат вынужден сидеть за решеткой, приводила Кристиана в неописуемый ужас.
«Ты – в тюрьме, а настоящий убийца на свободе. Несправедливо», ─ план зрел на протяжении двух месяцев, за это время Крис успел изучить множество материалов обо всех успешных и неуспешных побегах из тюрем, а так же ─ нашел как можно больше информации о тюрьме Сан Квентин.

Третий уровень. Здесь находятся особо опасные преступники, а значит и охраны в разы больше. Даже если это будет последнее, что Блайт сделает в своей жизни, он будет идти до конца. Даже если все обречено на провал, он все равно сегодня сделает все возможное для того, чтоб Джастин снова смог увидеть ясное небо Калифорнии.
Из оружия мужчина выбрал складной нож-бабочку и пистолет с глушителем (плюс несколько обойм к нему). Осталось пронести это на территорию тюрьмы. И самому пробраться туда незамеченным. Жаль, что Крис ничего не смыслит в программировании и хакерстве, в обратном случае он бы мог взломать компьютерную систему Сан Квентин.
Выход один: если его заметят, то стоять до конца, убивая каждого, кто встанет между ним и Джастином.

+1

3

На потолке в его камере ровно двадцать четыре трещины, включая мелкие, которые можно заметить, только если как следует всмотреться. Джастин пересчитывал их десятки, сотни раз, потому что лучше считать трещины на потолке, чем думать. Его мысли превратились в медленно действующий яд, они убивали, и это было куда большее, чем умереть от смертельной инъекции, к которой его приговорил суд. Время для размышлений - это худшее, что здесь было. Слишком много времени для размышлений. Дерьмовая еда, от которой порой хотелось сблевануть прямо на месте, и периодическое отсутствие горячей воды в душе - это все цветочки. Могло бы быть и хуже, намного хуже, Торнтон не обманывает себя на этот счет. Ему еще повезло в какой-то степени, он сидит в одиночке в блоке для смертников, а другие заключенные свято верят, что он семь человек прирезал, и это только те, кого сумели доказать, а потому никто не горит желанием познакомиться с ним поближе. Психом считают, да еще не просто психом, а похлеще психом, чем они сами. Его политика почти абсолютного молчания только способствует созданию правильного имиджа. Никто его не трогает. Некоторые особо впечатлительные даже стараются не подходить на опасное расстояние.
Иногда ему не хватает общения. Кажется, будто Джастин вовсе разучился говорить уже, ведь он постоянно молчит. Молчит на допросах, молчит на сеансах с психиатром, молчит у себя в камере.
Он скучает по Крису и своему ноутбуку, по тихому стуку клавиш, по звуку работающей кофеварки, которую они купили через три недели после того, как стали жить вместе. По своей жизни. Когда Крис был рядом все было намного проще, проще было убеждать себя, что все плохое их как бы не касается, проще не думать. А теперь не думать было практически невозможно.
Торнтон еще больше похудел и осунулся за время проведенное в тюрьме, почти перестал спать, потому что стоило закрыть глаза, как под закрытыми веками возникали фотографии семи жертв, показанные ему на первом же допросе. И эти картины никогда не удастся забыть, как ни старайся. Стоило уснуть, как снился Крис или электрический стул. Второе странно, ведь такой метод смертной казни давно уж признали вопиюще негуманным. Но Джастин во снах почему-то видит себя именно на этом чертовом стуле. Его мучает чувство вины. Он чувствует себя потерянным и запутавшимся. Но все равно молчит, потому что как бы эти ни было эгоистично и тысячу раз неправильно, он любит Блайта больше, чем жалеет шесть незнакомых ему людей. И уж точно намного больше, чем своего отчима-мудака, который, вот уж точно, целиком и полностью заслужил.
Джастин иногда думает о нем. О его смерти и жизни. Ему совсем не жаль, он чувствует облегчение и даже нечто сродни радости, и все это до чертиков пугает его. Неужели он превращается в монстра? Да и кто он вообще такой, чтобы решать кому жить, а кому умереть? Но с другой стороны...У всего есть две стороны, все зависит от того с какой из них смотреть. Торнтон пытается анализировать, отключившись от эмоций, и хоть так, хоть эдак приходит к выводу, что его отчим - то еще чудовище, и без него мир стал чуточку лучше, чем был. А уж его родной матери без этого мешка с дерьмом точно стало лучше, может, она теперь найдет себе нормального мужа.
Иногда Джастин думает о матери. Женщина вылечилась и теперь живет дальше собственной жизнью. Она не приходит его навестить, впрочем, ничего удивительного. К нему вообще никто не приходит. Джастин считает, что так даже лучше. Не хотелось бы ему, чтобы кто-то видел его в таком состоянии. Особенно Крис. Крис не должен видеть его таким.
Думая о Крисе, он боится. Блайт вполне может наделать каких-то глупостей, например, попытаться проникнуть в самых охраняемый блок тюрьмы, чтобы его спасти. И тут-то его могут запросто поймать, и тогда все, что Джастин сделал, все, что пережил, на что пошел ради того, чтобы вот этот вот кошмар, в котором он живет уже не первый месяц, обошел Кристиана стороной, все это превратиться в прах.
Торнтон не уверен, что хочет бежать. И вечно скрываться от погони, вечно оборачиваться через плечо, искать за собой "хвост". Но есть ли у него выбор?

+1

4

[npc]
{name}:{Richard Kailson},
{avatar}:{http://s3.uploads.ru/if8O1.png},
{info}:{Охранник в тюрьме Сан-Квентин.},
{post}:{Казалось бы, чтобы пробраться в самую крупную тюрьму штата незамеченным, нужно быть хреновым гением. На самом деле, нужно просто знать, к кому обратиться. Риччи Кайлсон всегда был готов протащить в Сан-Квентин заточку, партию наркоты или даже живого человека, если ему хорошо заплатить. Когда-то он работал сам по себе, потом заключил взаимовыгодный договор с Лили, хозяйкой одного нарко-притона. Знаете, сколько героина можно сбыть по ту сторону колючей проволоки? И откуда только у зэков столько денег!
Но сегодня Риччи привалил очень неожиданный заказ. Кристиан – мать его! – Блайт, его хренов одноклассник, зачем-то захотел перелезть через колючую проволоку и побродить по Сан-Квентину! У самого Блайта в жизни не хватило бы деньжат на такую экскурсию, но его – сюрприз, сюрприз! – прикрыла Лили. Лили, ненормальная стерва. У нее точно были не все дома. Но это была не забота Кайлсона: он получил свои деньги, а значит, сегодня один смертник войдет в Сан-Квентин и, если все пройдет как надо, двое оттуда выйдут. А Кайлсон завтра утром рванет куда-нибудь подальше от Калифорнии: он соскучился по снегу и лыжам.

Систему пропусков на контрольно-пропускном пункте Сан-Квентина придумывал какой-то гениальный кретин. Настолько гениальный, что «теоретически» ее обмануть было нельзя. Но только «теоретически» занимало по двадцать минут, чтобы войти или выйти, так что «практически» на нее регулярно клали. Особенно, когда приезжали грузовики с продуктами, одеждой и чертовой туалетной бумагой. Сколько, мать их, туалетной бумаги нужно зекам – это охренеть можно. По правилам разгружать эти «вагоны» должны были охранники, но кому охота по два часа таскать ящики взад и вперед? Риччи и его напарнику, например, всегда было неохота, поэтому в их смену водители регулярно получали по лишней десятке, чтобы перетаскать все самим.
Сегодня, как обычно, Риччи вышел, чтобы заплатить парням. Обходивший патрулем караульный, его старый приятель, мерзко усмехнулся:
- Что, не хочешь задницу надорвать?
Риччи отмахнулся:
- Отвали от моей задницы, Трейн! Иди проверь крыло педиков.
- Да пошел ты, - беззлобно отсалютовал часовой и скрылся в темноте. Грузовики сегодня приехали поздно: неожиданно что-то там случилось в гараже, и они задержались на чертовых пять часов (кто бы мог подумать!). Но зеки по утру все-таки должны были получить свою миску дерьмовой еды, так что, ругаясь и кляня все на свете, водители все-таки притащились в Сан-Квентин.
Риччи по одному подошел к каждому водителю и отдал им их заранее заработанную десятку. Последним в ряду был белокожий парень лет тридцати. Протягивая ему смятую бумажку, Риччи пробормотал негромко:
- Потаскаешь пока со всеми. Через десять минут иди к дальней стене ангара и жди там. Я разберусь с грузовиком. }
[/npc]

0

5

Кристиан никогда не связался бы с одним из своих школьных обидчиков, если бы не крайняя нужда. Он прекрасно осознавал свои шансы вытащить любимого человека из тюрьмы, если будет действовать в одиночку. Один к миллиону. Здесь важны не только удача и грубая физическая сила, но и идеальные знания о том, что где расположено. Да и куда одному молодому парню против толпы вооруженных до зубов охранников? Крис изучил всю информацию, которую только нашел в сети, но этого в его случае было катастрофически мало.
Он по-прежнему ненавидел Ричарда так же сильно, как и в школьные годы (чего стоила кличка «педик-неудачник», которую придумал как раз этот его бывший одноклассник), но убивать не собирался, даже после того, как Джастин будет спасен. Блайт не собирался портить отношения с Лили, ее помощь еще не раз может понадобиться ему с братом, когда они будут в бегах, да и проявление банальной благодарности никто не отменял. Возможно, если бы Кристиан столкнулся с Кайлсоном в иных обстоятельствах, тот бы уже не дышал.  Конечно, друзьями им уже не стать, но и врагом Блайт его уже не считал несмотря на то, что школьные обиды никуда не делись.
План Ричарда показался мужчине более благоразумным, чем его первоначальное желание ворваться на территорию тюрьмы наперевес с холодным и огнестрельным оружием, и ему пришлось нехотя признать, что без Ричарда его шансы провести успешную операцию под названием «Вытащи любимого брата из тюрьмы»  уменьшаются к нулю.
«Надеюсь, мне больше не придется с ним пересекаться», ─ с раздражением думал Крис, пока бывший одноклассник разъяснял тонкости своего плана.

Плевать на то, что ему придется таскать ящики с едой (он даже думать не хотел о том, что его любимому приходиться жрать всякую бурду вместо любовно приготовленных ним гренок, пиццы или яичницы с беконом) наравне с обычными работягами, Крис физического труда не боялся. А вот тот факт, что все может провалиться действительно нехило волновал его. Порой даже самые продуманные и гениальные планы с треском проваливаются.
Принимая из рук Ричарда «честно заработанные» десять баксов, Крис еле заметно кивнул ему. Со стороны это выглядело как благодарность за деньги.
Бездумно таская ящики с провиантом, Блайт с нетерпением ожидал того момента, когда можно будет покинуть свой «трудовой пост», а время хоть и медленно, но шло. Уже через одиннадцать минут Кристиан ожидал Кайлсона в указанном месте, не оставляя надежду на то, что сегодня все пойдет по плану.

+1

6

[npc]
{name}:{Bobby Stone},
{avatar}:{http://noisesharkmedia.com/wp-content/uploads/2012/09/michael-clarke-duncan-1-180x180.jpg},
{info}:{Охранник в тюрьме Сан-Квентин.},
{post}:{Если кто-нибудь спросит Бобби Стоуна, что случилось той проклятой ночью, он получит в ответ длинный поток ругательств на английском, французском, испанском и даже немного немецком. Кто бы мог подумать, что у охранника в тюрьме может быть такая способность к языкам, верно? Но больше ничего вытянуть из Бобби не удастся, потому что он и сам не понял, что, черт побери, произошло.
Зэк из десятой камеры тем вечером, как обычно, завыл, что ему нужно в медпункт. Он заводил эту песню два или три раза в неделю, жалуясь то на мигрень, то еще на какую-нибудь хренотень. Бобби мог поклясться, что у него шашни с медсестричкой, но это было не его дело. Парень из десятой проблем не устраивал, но выглядел угрожающе, так что Бобби старался с ним не связываться. Обычно Бобби отводил мужика туда и – через полчаса – обратно, и забывал про его существование до следующей смены. Только в этот раз, когда он пришел забирать зэка, медсестра сказала, что тот совсем плох, и его придется оставить на ночь в палате. Бобби выругался: оставаться караулить палату ему не хотелось, но еще меньше ему хотелось отправлять сюда сменщика, а потом всю ночь обходить свой участок одному.
- Ему так хреново? – спросил Бобби с надеждой, и медсестра утвердительно кивнула головой. – Ладно.
И Бобби остался стоять у двери в палату. От бетонной клетки, в которой зэк обитал до этого, эту «палату» отличали три вещи: она была на два квадратных метра просторнее, кушетка здесь не была прибита к стене, и в одной стене здесь было окно. Забранное металлической решеткой, разумеется.
Кто мог подумать, что ушлый зэк сможет вытащить из его кармана ключ и расстегнуть наручники, которыми его приковали к кушетке?  Кто мог подумать, что у него хватит наглости позвать Бобби в палату и оглушить его? Кто мог подумать, что Бобби очнется только спустя пару часов вместе с двумя дежурными по этажу медсестрами в запертой кладовке?
Обо всем, что было дальше, ему расскажут утром.
}
[/npc]

+1

7

Крису уже приходилось подрабатывать грузчиком, до встречи с Джастином он цеплялся за любые подработки, лишь бы выжить и доказать тогда еще живому отцу, что способен на большее, чем тот думает. Единственный, кто верил в него – это Джастин, лишь благодаря ему Кристиан вновь вернулся к своему любимому занятию – рисованию, а за эти два месяца он не закончил ни одной картины. Съемная квартира превратилась в хаос из разорванных  незаконченных картин, разбросанных кисточек и тюбиков с красками, из засохших цветных потеков на стенах и полу. Конечно, из-за визита хозяев арендованной комнаты пришлось навести уборку, но на душе убийцы по-прежнему царили беспорядок и хаос, избавиться от которых поможет только его любимый брат.
Страх неудачи может оказаться помехой, но же и мобилизирует. На кону работа охранников стоит их работа. На кону у Криса находится его жизнь и его душа.

Внутри тюрьма выглядит еще больше мрачно и удручающе, чем снаружи. Быть может, на других уровнях и другая обстановка (что маловероятно), но третий напоминает Блайту смесь обычной тюрьмы, лаборатории из фильмов ужасов и филиала Преисподней. Для него Ад ассоциируется не с красной потрескавшейся красной землей, потоками лавы и котлами с кричащими грешниками, а с этим местом, где вынужден коротать дни и ночи его любимый человек.
Сердце бьется так быстро и гулко, что его стук отдается в висках, уровень адреналина в крови зашкаливает, а в голове по-прежнему только две мысли.
Не налажать.
Джастин, милый мой, ты только держись, хорошо?

В форме медицинского работника непривычно и неуютно, Крис боится, но на лице ─ полное отсутствие эмоций. Мимо проходят охранники, ограничившись кивком головы в качестве короткого приветствия. Молодому человеку совсем не хочется с ними здороваться, но он кивает в ответ. Увы, с одним даже пришлось перекинуться парой-тройкой ничего не значащих слов, но к счастью, есть кое-что, в чем Блайт был так же хорош, как в живописи ─ в притворстве.
Наверное, каждую ночь происходят попытки побега, потому как на втором этаже тюремного госпиталя вместо охранников и мед-работников Крис обнаружил зэка. Неужели придется драться с ним? Этого еще не хватало, у него и так до безобразия мало времени.

+1


Вы здесь » Stop Me Now » Сюжетные эпизоды » Breakout